Helen (liin) wrote,
Helen
liin

  • Music:

Приключения одной ночи. Перестановки.

Вот, рассказ. Длинный, конечно. Про ночные кошмары. Что скажете, а? Как вам? И если кто-нибудь знает, что это значит с точки зрения психологии, буду очень рада. Заранее спасибо!
Кстати, кажется, ужасный сон отстал от меня.


Приключения одной ночи. Перестановки.

С 14 лет мне снится один и тот же сон, в разных вариациях.

Засыпаю. Обнаруживаю себя в средневековой Европе. Я живу в маленьком доме, на окраине города. Изучаю книги, собираю травы. Люди считают меня колдуньей. Я мало интересуюсь окружающими. Однажды ко мне приходит инквизиция. Под стражей меня доставляют на последний этаж высокой готической башни, на суд инквизиторов. Вхожу, вижу 3 человек - двух старичков и одного молодого мужчину. Старички дремлют, им явно не важен исход заседания. Судить будет молодой монах. У него удивительно красивое, умное и волевое лицо. И голос. Этот голос всегда возвращается в мои сны, он волнует меня. Мы начинаем говорить. Говорим о философии и мистике, обсуждаем проблемы Божественного. Он понимает меня, он абсолютно здравый (зря я боялась инквизиции). Мы говорим долго, он покоряет меня своей эрудицией и неожиданными выводами, объясняет несколько моментов, которые сама не могла понять в книгах. Мы выясняем, что наши мировоззрения во многом схожи. Кажется, я влюблена. Он отпустит меня? Мы уходим в отдельную комнату. Он говорит про свою карьеру, про план поимки ведьм, что не сможет меня выпустить. Иначе на костре сожгут его. Я понимаю. Я ждала такого поворота событий. И лучше умереть за такого человека, чем на потеху толпе. "Хорошо,"- говорю. -"Я подпишу признание, и вы меня сожжете. У меня к вам будет единственная просьба. Достаньте мне особенную травку, так чтобы я уснула и ничего не чувствовала". Он твердо обещает. Следующее утро, толпа собралась, меня привязывают. Мой герой стоит рядом. Он прекрасен. Подходит палач, подносит факел к вязанкам дров. Становится горячо. Я смотрю на мужчину. Он смертельно бледен. Понимаю, что гореть буду в сознании. Просыпаюсь в ужасе.


Засыпаю опять. Недавно случилась революция. Я живу в глухой сибирской деревне. Нас двое чужаков в деревне - я и маленький, сутулый еврей. Он был сослан вместе со своей большой семьей. Из области приходит разнарядка, что надо обязательно найти врага народа и сжечь его (удивительно, но таков сон). Выбирают еврея. Откуда в его маленьком теле такой ум и такой прекрасный голос? Он очаровывает меня. Человек приходит ко мне и горько жалуется, что если его убьют, то семья останется без кормильца. А там дети. Соглашаюсь заменить его с одним условием - он достанет мне морфий. Он обещает. Подготовка к казни затягивается. Еврей ходит ко мне каждый день, униженно благодарит, мешает мне читать. Обещает, что меня запишут в герои Израиля. Он ужасно страдает, но не мне же его утешать? Постепенно понимаю, что с морфием будут проблемы. А я уже согласилась. Просыпаюсь в ужасе.

Неужели кошмары на сегодня не кончились?

Засыпаю. Оказываюсь в Польше, оккупированной немцами. Живу тихо, в борьбе не участвую. Однажды на улице встречаю Его. Он высокий мужчина, с тонкими чертами лица, поразительно аристократичный. И, да, у него густой низкий голос. Я тону в его голосе, в первый день знакомства иду к нему домой. Он творит со мной невообразимое. Я растекаюсь как мед, теряю форму, ощущение реальности и рассудок. Я истекаю потом, слезами и смазкой. Я не могу так много кончать, у меня сердце разорвется! Чем больше я кричу и растекаюсь, тем, кажется, сдержаннее и прямее он сам. И его член также строг и прям. Вечен. Он проникает везде. От его пальцев остаются следы на теле. От его зубов остаются следы на груди. От его члена натирается внутри. А я умираю от восторга. И только голос его неизменно проникает в мое сознание в любых состояниях. Мы становимся постоянными любовниками. Он работает на немцев.
Однажды он приходит ко мне мрачный. Непривычно стесняется и мнется. "Послушай," - говорит. Он не уверен в себе? Невероятно! "Послушай." Говорит, что на самом деле он боец подполья, в качестве разведчика принес много пользы и принесет еще больше в будущем. Но его стали подозревать.. "Послушай," - его голос щекочет мне спину. Кто-то должен сдаться вместо него. Я без ума от этого мужчины, хотя до него у меня была бурная жизнь. Идеи подполья мне близки. Мы договариваемся, что меня расстреляют в день задержания до допроса. Он должен договориться. Больше всего я боюсь пыток в гестапо. На следующий день за мной приходят. Ведут по улице. Низкое серое небо, высокие шпили ("Послушай" - эхом отдает в моей голове). Я иду под конвоем. Солдаты переговариваются, я понимаю, что меня будут допрашивать. "Послушай, кто-то должен сдаться." Солдаты говорят, и я понимаю, что вечером один из них будет владеть моим телом. Или оба. Какой я буду сегодня вечером, после допроса? Значит, договориться о расстреле не удалось..Просыпаюсь в ужасе.


Вскакиваю, бегу курить. Сколько можно?! Три кошмара за ночь - это слишком. В комнате остались простыня и одеяло, все мокрые от пота. "Кто ты?" - спрашиваю. "Кто ты? Почему мне снишься? Зачем мучаешь меня? Расскажи, покажись!" Хорошо ли знать ответы на вопросы? Перестилаю простынь, с опасением ложусь спать. Засыпаю. И вижу продолжение.


Засыпаю. Я стою на площади. Мелкий снег тает на моем лице. Я в толпе. На помосте привязана девушка. Я понимаю, что ее будут сжигать. Кто я? Что со мной случилось? Лицо мое неподвижно, только пот стекает по вискам. Ужасное подозрение закрадывается в мою голову. Я не хочу знать. Костер поджигают, девушка кричит. Крик этот вгрызается в мой мозг. Истина настигает меня. Кажется, я - тот, кто не достал морфий. Я - тот, кто не договорился о расстреле. Я инквизитор, который обошел всех знакомых в поисках сонной травы. И не нашел. Кажется, жар костра уже касался моего лица. В одном средневековом городе я давал ей причастие, глядя в упор во влюбленные в меня глаза. Я цитировал ей в холодной избе Тору, зная, что она желает меня. Я снимал немецкую форму, чтобы проникнуть в нее, подсмеиваясь над ее влюбленностью. Не забыть, не пережить, не вымолить прощения. Девушка кричит второй раз. Я знал ее тело, лицо и улыбку. Кажется, я вспомнил, как она оказалась в центре костра.. Кажется, она тоже меня знала. Это у меня были карьера, дети, борьба с врагом. Как я буду жить и дышать дальше? Совсем другой, медленный и неотступный ужас приближается ко мне.

Выползаю из сна как побитая. Иду курить. Спать больше не ложусь. Я могу помнить окончание сна минут 10 после пробуждения. Потом забываю. Больше не буду задавать вопросы, на которые не хочу знать ответ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments